00:53 

Для всех, кого стал напрягать БиБ

Larue
…Я осознала…
… Хана не лекарство…Я люблю ее…
Может, это так и было, но молодой женщине был жизненно необходим смысл для жизни. Ее личное лекарство от самой себя. От вируса одиночества, подхваченного когда-то в юности. Тот, кто соберет Темперанс по частям, не потеряв самого главного – ее самой.

Семь лет спустя.
Сан-Франциско.
Детский лагерь ***

- Пустите меня к ней!
-Мэм! Туда нельзя. Девочка в тяжелом состоянии и мы ждем приезда медиков…- три дня Темперанс Бреннан слушала по телефону, что ее дочь «простыла, но ничего страшного», «идет на поправку, она сейчас отдыхает». Но потом нервы женщины не выдержали, и она приехала за дочкой. В инфекционный бокс ее не пустили.
- Пропустите!- бригада медиков отодвинула спорящих женщин со своего пути.
- Хоуп!- но девочка, которую везли на каталке, лишь слабо дернулась на голос матери.- Что с ней?
- Вполне вероятно – двусторонняя пневмония. Точнее мы скажем в госпитале.
- Я поеду за вами.

- Кофе? – несколько секунд Темперанс смотрела на материализовавшуюся перед глазами кружку ароматного кофе.
- Спасибо. Извините, мы с вами знакомы?
- Джон Карпентер. Я лечащий врач вашей дочери.
- Темперанс Бреннан, хотя вы и так это знаете. Как она?
- В тяжелом состоянии, но стабильна. Вам есть где отдохнуть?
- Я позже сниму номер в отеле. – Немного замешкавшись, произнесла женщина. – До Сиэтла далековато отсюда.
- Вы ведь не собираетесь покидать больницу?
-…
- Я не первый год работаю, и, кажется, научился разбираться в людях.
- Джон! Я думала ты в отпуске! Не выдержал без работы и недели? – Молодая врач обняла Карпентера.
- Лиз, у меня тут просто появилась пациентка, и я хотел бы сам ее вести. – Мужчина обворожительно улыбнулся. – Считайте, что меня нет в клинике.
- Не беспокойтесь за своего ребенка. – Произнесла женщина.- Он у нас второй после Бога. И как его только отпустили из Сиэтла, не представляю.
- Иди уже.
- Пока, Джон. До свидания и скорейшего выздоровления вашему чаду.
- Она милая. – Темперанс улыбнулась.
- Это не девушка, а ракета массового поражения. Гениальна и … В общем хороший доктор с невозможно оптимистичным характером и необъятной жаждой всего нового. Я тут подумал, у меня большой дом. Пустой. Можете пока пожить там. Он в пяти минутах ходьбы от клиники. А поскольку я лечащий врач Хоуп, то все новости вы будете узнавать так сказать из первых уст.
- Но…
- Я не кусаюсь. – Он поднял руки вверх, вызвав у Темп еще одну улыбку.
- Уговорили. – Сама себе удивляясь, Бреннан с удовольствием приняла предложение Джона.

На поправку Хоуп Александра Бреннан шла удивительно быстро. Сказывался и профессионализм Карпентера, и любовь матери, и просто желание жить.
Но не только Хоуп пошла на поправку. Вечером, когда Джон забирал Темперанс из больницы, он не сразу вез ее домой. Они часами бродили по ночному Фриско, болтая обо всем на свете. Заходя перекусить в маленькие уличные кофешки, смеялись над веселыми воспоминаниями друг друга. Казалось, они знакомы бесконечное количество лет, просто расставалась на какое-то время. Единственной запретной темой была прошлая личная жизнь. Они не обговаривали этого заранее. Просто, каждый из них автоматически уводил разговор в другое русло, как только чувствовал приближение неприятных вопросов. У каждого из них были свои скелеты в шкафу, но даже с их наличием, эти двое прекрасно поладили, не чувствуя дискомфорта в обществе друг друга.

- Какие дальнейшие планы? – Темперанс боялась этого вопроса, понимая, что не сможет дать тот ответ, который хочет. – Завтра Хоуп выписывают.
- Нам нужно вернуться в Сиэтл. У меня уже заканчивается отпуск…
- Кто тебя ждет в Сиэтле? Муж?
- Нет. Джон… Ты наверно заметил, что Хоуп не очень дружелюбно относится к мужчинам. Я не знаю почему, но она не приняла никого из тех с кем я была. Я…я хочу сохранить воспоминания о тебя именно такими, нежели они изменятся после конфликта с Хоуп, а он будет…
- Я понял. – Он ободряюще улыбнулся. – Но если я вдруг приеду в Сиэтл…
- Двери нашего дома всегда открыты для тебя.

Сиэтл.
Три месяца спустя.

Телефонный звонок прорезал тишину кабинета.
- Доктор Бреннан слушаю вас.
- Мисс Бреннан, вам звонят из СГХ (Seattle Greys Hospital), ваша дочь, - в этот момент сердце женщины пропустило несколько ударов – сломала руку и доставлена в отделение травматологии.
- Я скоро буду. – С облегчением произнесла Темп. Рука не шея, заживет.

- Простите, я мать Бреннан Хоуп Александры.
- Она на четвертом этаже, хотя вот ее лечащий врач…
- Темп! – Объятия Джона впору было сравнивать с медвежьими.
- Привет! Ты перевелся в Сиэтл или это командировка?
- Перевелся. И судя по моей первой пациентке, очень даже не зря.
- Что с ней произошло?
- Упала с дерева. Она так сказала.
- Значит, она правда упала с дерева. – Улыбка не покидала губ женщины. – Это наша беда. Деревья, овраги, речки и прочие прелести жизни.
- Давай и провожу тебя к ней. Перелом со смещением, поэтому ей придется тут «отдыхать» не меньше месяца.
- Ты уже нашел себе дом?
- Еще нет, но с удовольствием вспомню твое предложение.
- Добро пожаловать в Сиэтл.

-Мама! – Девочка оторвалась от какой-то книги. – Смотри, что мне Джон принес!
- Не «Джон», а доктор Карпентер.
- Это я попросил ее так меня называть.
- Ну, тогда я спокойна. Как ты?
- Рука немного болит, но Джон сказал, что я молодец! Только я не хочу так долго находиться в больнице. – Пожаловалась девочка.
- Потерпи, котенок, это необходимо. Я буду приезжать каждый день.
- Обещаешь?
- Обещаю.

Сиэтл.
Три недели спустя.

Доктор Темперанс Бреннан сидела на очередной научной конференции. Заседание затянулось на неопределенный срок. К несчастью, покинуть сие мероприятие у нее не было никакой возможности, как и позвонить дочери, что задерживается.
Когда в девять вечера она зашла в здание СГХ, то мгновенно погрузилась в журчащую тишину отделений. Морально она пыталась настроить себя на разговор с Хоуп, зная, Что та не принимает ее «отмазки». Какого же было ее удивление, когда она увидела свою дочь. Дремлющую на плече Джона, который увлеченно читал ей очередную принесенную им детскую книжку.
- Мама. – Сонно промурлыкала Хоуп. – Мы тебя заждались.
- Прости…
- Снова работа? – Как ни странно, в этот раз она не стала возмущаться по этому поводу. Вопрос прозвучал абсолютно спокойно. – Мы тебя тут уже заждались.
- Так, принцесса, поцелуй маму и спать. Сон…
- Это лучшее лекарство. Я помню, Джон.
- Спокойной ночи, котенок. – Темперанс поцеловала малышку.
-Спокойной ночи, мам. – Через несколько минут она сладко спала, обнимая огромного белого медведя, который, как и книги появился тут благодаря Джону.
- Поехали домой? – Темп потянула мужчину за рукав.
- Угу. Ты на машине?
- Нет. Я оставила ее у университета.
Уже сидя в машине, женщина задремала, положив голову на плечо Карпентера. Так внезапно появившийся в ее жизни мужчина, за столь недолгий срок, накрепко в ней обосновался, что она уже не представляла как без него дальше.
Радовало ее не только присутствие Джона. Она не могла не заметить, что он с Хоуп были словно родные отец и дочь. Привычки, пристрастия, даже такие мелочи, как запихивание носков под изголовье дивана. Даже улыбки были у них схожие.
- Темперанс, я, наверное, лезу на запретную территорию, но расскажи мне, пожалуйста, о себе.
- Хорошо. – Женщина, уютно устроившаяся в объятиях Джона и пледа на диване перед телевизором, вырвалась из цепких лап Морфея. – Я догадываюсь, что ты хочешь знать об отце Хоуп.
Он не знает о ней. Не вини меня. Мне тогда нужно было лекарство, которым стала дочь. В то время в Вашингтоне часто шел снег. Я пыталась собрать все по кусочкам, но это не особо получалось. А эти белые хлопья, словно насмешкой природы, пеплом всех моих надежд, ровным слоем покрывали улицы. С тех пор я ненавижу снег, поэтому, собственно, и переехала в Сиэтл. Тут не бывает снега.
- Моя жена и сын погибли из-за тумана. Она постоянно ругалась, что я все время провожу с пациентами, а не с ними. Под рождество она собрала вещи и ушла. Я тогда был на дежурстве. Их привезли после полуночи. Моника скончалась практически сразу. А Дэниэл… Он продолжает жить в десяти разных малышах. – Джон крепче прижал к себе Темп, словно прячась от воспоминаний.
- Ты, кажется, понравился Хоуп. – Женщина очаровательно улыбнулась. – Ты все еще думаешь покупать себе дом?
- А ты хочешь, чтобы я это сделал?
- Нет. – Прошептала Бреннан, впервые целуя Джона.

Как сладко просыпаться в теплых объятьях мужчины после ночи любви, так же противно делать это под звук телефона в пять утра.
- Да! – «Ну не очень приветливо получилось» пронеслось в голове у женщины.
- Милая, ты не в духе?
- Прости, Энж, я в городе, где сейчас пять утра.
- У меня к тебе дело.
- Слушаю.
- Ты приедешь к нам на Рождество! Отказ не принимается!
- А если…
- Да хоть грузом 200!
- Ну, спасибо. – Усмехнулась антрополог.
- Я жду тебя через два дня. И учти, у нас холодно и снег.
- А у нас тепло.
- Не ворчи. Я жду тебя, милая.
- До встречи, Энж.
- Что случилось? – Джон притянул женщину к себе, и она уютно устроилась у него на груди.
- Помнишь, еще во Фриско я тебе рассказывала про подругу-художницу?
- Угу.
- Она зовет меня на Рождество в Вашингтон. – Голос Темп звучал подавленно.
- Ты поедешь?
- Только, если ты поедешь с нами.
- Обещаю.
- Спасибо. – И утро вернулось в свою прекрасную колею, поцелую за поцелуем.

Вашингтон.
Канун Рождества.

- Дорогая! – Энжела бросилась обнимать подругу. – Боже, как я по тебе соскучилась. И по тебе.
- Здравствуйте, тетя Энж.
- А ты определенно подросла с нашей последней встречи. Хорошо долетели?
- Да.
- Мам, а когда прилетит Джон?
- Как только сможет.
- А кто такой Джон? – Голос художницы звучал обижено.
- Это лечащий врач Хоуп.
- И наш друг!- Не осталась в стороне девочка.

Пока они шли к машине, Бреннан путалась вспомнить день отъезда. Не получалось. Только общие картинки, но не одной эмоции.
Уставшая, за время перелета, Хоуп заснула на заднем сидении.
- Ты как?
- Нормально.
- Я хотела тебя предупредить…
- О чем?
- На празднике будет Бут…
- И что?
- Он будет с Ханой…
- Энж, я не понимаю, для чего ты мне это сейчас говоришь, особенно в такой трагической манере.
- А что за Джон?
- Друг, у него аврал в больнице и он не смог прилететь с нами.
-Друг…
- Друг.
- А вот мы и приехали! Просыпайся, спящая красавица.
- Ой! – Проснувшаяся Хоуп была похожа на нахохлившегося птенца.

Устроившись и познакомившись со всеми обитателями дома, Темп отправилась играть в снежки с детьми. Когда они вернулись, то все были похожи на снеговиков.
- Марш переодеваться, пока вы все не простыли. – Темперанс старалась казаться веселой, казаться и быть – разные вещи.
Она старалась занять себя всеми возможными способами: возилась с детьми, помогала Энжеле, когда приехала доктор Сероян с семьей, помогла им устроиться. Но тоска, грызшая, словно прожорливый термит, дерево ее душевного равновесия, не унималась. Становясь с каждым приехавшим гостем все невыносимее.

Когда последними приехали Бут с Ханой и Маленькой дочкой, Хоуп выбежала встречать, но тут же, разочарованная, пошла обратно, незаметно вытирая рукавом непрошенные слезы.
- Привет. – Бут смотрел на Темперанс, не зная как с ней заговорить. Он видел ничем не прикрытую боль в глазах женщины. Но он женат. Он счастлив в браке. У него растет замечательная дочь. Но спокойно смотреть на страдания Бреннан, и при этом оставаться в стороне, он так и не научился.
- Кости…- В этот момент взгляд Темперанс изменился. Словно ее подменили. Вместо боли, теперь была ничем не прикрытая любовь. В момент, когда она пошла навстречу Буту, Хана до боли сжала ладонь мужа, оставляя полукруглые ранки от ногтей.
Все кто находился в гостиной в этот момент, замерли, не зная чего ожидать, напряглись, ожидая взрыва. Но Бреннан прошла мимо супругов, которые так и не закрыли входную дверь.
- Ты приехал. – Сквозь слезы прошептала антрополог. – Приехал…
- Я же обещал. – И не разжимая объятий, вошел с весевшей у него на шее, Темперанс в тепло дома. – Чуть не опоздал правда…
- Ты весь в снегу.
- Ты теперь тоже. – он поставил ее на пол и начал было стряхивать снежинки с волос.
- Я люблю снег. Я теперь его очень люблю.
- Папа! Папочка! – Крик Хоуп наполнил весь дом. – Я знала, что ты приедешь! Знала!
- И тебе привет, принцесса! – Он поудобнее устроил на руке девочку, затем поцеловал в макушку. – Ну теперь я думаю, пора представить меня всей чеснОй компании.

URL
Комментарии
2011-01-08 в 00:56 

Alice_Fisher
Всё суета, товарищи...
Larue , в нескольких последних фразах явно не хватает имени. Я так понимаю, приехал Джон? Желательно бы указать на это, а не предоставлять читателю самому догадываться:) Для облегчения понимания, так сказать:attr:
Вообще же красивая история, хотя и немного грустная все равно:weep: Спасибо тебе за неё:red:

2011-01-09 в 00:09 

Мудрый~пень
Мудрость иногда приходит с возрастом. Но иногда возраст приходит один.
понравилось про груз-200... черный юмор канешн, но все же))

     

Дневник бешеной Larue

главная